Российский президент поручил создать Фонд поддержки литературы

  

Путин подписал несколько поручений по предложениям, озвученным в ноябре 2013 года на Литературном собрании. В перечне — организация Года литературы и Фонда поддержки литературы, гранты и другие виды финансирования отрасли.

По итогам первого Российского литературного собрания, которое прошло 21 ноября прошлого года, Владимир Путинутвердил ряд поручений. Перечень задач был подписан 14 января 2014 года и опубликован на официальном сайте российского президента. Поручения адресованы Правительству страны, Администрации президента, а также МИДу России.

До 15 марта Администрация президента в сотрудничестве со специалистами отрасли и российским правительством должна разработать и представить на обсуждение варианты организации федерального Фонда поддержки отечественной литературы.

Российское правительство должно до первого марта доложить о проработке вопроса об учреждении президентских грантов, которые будут выдаваться с целью поддержать некоммерческие организации, деятельность которых связана с продвижением на отечественном рынке литературы и с популяризацией чтения. Также правительство должно разработать другие механизмы оказания финансовой помощи компаниям, которые продвигают в стране литературу и развивают интерес к чтению.

Кроме того, руководству страны нужно будет до 1 апреля изучить, насколько велика необходимость вносить в законодательство изменения, регулирующие отношения с работодателями и пенсионное обеспечение литературных работников.

Займется правительство и высшим образованием в сфере литературы: рассмотрит возможность расширения перечня специальностей и направлений подготовки литработников.

На обсуждение вынесут названия профессий и должностей работников различных сфер искусства, а также сотрудников СМИ, которые нужно включить в Общероссийский классификатор занятий и перечень профессий.

Должны быть разработаны меры государственной поддержки ВУЗов, которые готовятлитературных переводчиков, специализирующихся на работе с произведениями на языках народов РФ, СНГ, Прибалтики, Грузии. Господдержку окажут и организациям, осуществляющим издательскую деятельность и специализирующихся на издании и распространении таких произведений.

Доклад о проделанной по последним трем пунктам работе должен будет сделан 1 июня нынешнего года, а ответственным за выполнение поручений по ВУЗам и издательствам назначен Дмитрий Медведев.

До 15 апреля 2014 года правительство РФ, совместно с органами исполнительной власти страны, должно разработать и представить предложения о проведении в 2015 году в Российской Федерации Года литературы. Причем это поручение Путина предусматривает не только озвучивание концепции мероприятия, но и готовый план его финансового обеспечения.

Министерство иностранных дел России до 1 июня 2014 года должно провести мониторинг и анализ эффективности существующих форм продвижения и популяризации русского языка, русской литературы и литературы народов Российской Федерации за рубежом. За это поручение отвечает Сергей Лавров.

Напомним, что во время Литературного собрания, прошедшего в Москве 21 ноября 2013 года, работала объединяющая профессионалов книжного рынка секция «Проблемы книгоиздания, книготорговли, библиотек как инструмента доставки книги читателю». По итогам обсуждения самых актуальных проблем отрасли, участниками секции была подготовлена резолюция с предложениями, которые смогут сделать более эффективным издательский бизнес, повысить интерес потребителей к чтению и увеличить популярность русской литературы в стране и за ее пределами.

http://pro-books.ru/news/3/14261

 

 

 

С новым 2014 годом!

Рисунки Сергея РЕПЬЁВА

 

Анатолий ЕЛИСЕЕВ "От первого лица"

Народный художник России Анатолий Михайлович Елисеев рассказывает о работе в журнале Крокодил, художниках, с которыми ему довелось встречаться в стенах редакции, о книжной иллюстрации, о времени и людях этого времени.
Запись сделана в мастерской художника 3 декабря 2013 г. в рамках видеопроекта Cartoonia.ru и клуба "Старый КРОКОДИЛ" (http://old-crocodile.livejournal.com)

Открытие выставки иллюстраций "Сказки великого шёлкового пути"

Выставка иллюстраций и презентация книжной серии "Сказки Великого шёлкового пути" в культурном центре "Покровские ворота" (Москва, ул. Покровка, 27) 16 ноября 2013 г. в 19:00.

Нина ЯГОДИНЦЕВА "Взрослые мифы о детской литературе"

Доклад на на XIV конференции Ассоциации писателей Урала, Сибири и Поволжья

 

Дорогие друзья, уважаемые коллеги! Для меня большая честь и ответственность выступать с рассуждениями о детской литературе здесь, в одном из ярких литературных и культурных гнезд России, в присутствии писателя, чье имя мне знакомо с детства, чьи книги читали мои дети – теперь уже взрослые, и с чьим именем литература Вятки и большая детская литература связаны неразрывно – это Альберт Анатольевич Лиханов.

Однако и естественный интерес культуролога и личный материнский опыт воспитания детей ставят целый ряд вопросов, о которых хотелось бы сказать. Наш подход – максимально обобщенный и несколько фрагментарный, однако расставляющий ряд актуальных акцентов.

У нас на Урале детской литературе уделяется большое внимание. Челябинская академия культуры проводит большой фестиваль для младшего и среднего звена школы по творчеству замечательного поэта Николая Шилова. Целую программу выпуска и пропаганды книг разворачивает издательство Марины Волковой. Несмотря на трудности, предпринимаются попытки издавать детский журнал. Важность литературы для детей понимают все.

Помните, как не столь давно новые книги из серии о Гарри Поттере продавались с применением глобальных пиар-технологий? По всему миру торговля открывалась в один и тот же час, ажиотаж был создан необыкновенный, и счастьем было стать первыми покупателями. В результате на Поттериане выросло уже целое поколение, эта в общем весьма сомнительная книга стала частью его культурного кода. Уже по данному частному далеко не безобидному факту можно представить масштаб борьбы за детские души.

Невольно возникает вопрос: а какая картина мира складывается в уме и сердце юного поколения? Насколько эта гремучая смесь виртуальных возможностей, технологических соблазнов и вполне себе средневековой магии соответствует жестким вызовам природной, техногенной и социальной реальности, которая сегодня ставит в тупик и вполне взрослые поколения? Что передавать детям вместе с искренним пожеланием счастья? Не являются ли наши упования на литературу, книгу, воспитание души наивными в мире информационных супертехнологий? Готовых ответов на эти вопросы нет. Зато есть целый ряд мифов, с которыми надо разбираться.

Миф первый: дети сейчас другие – они больше знают, чем мы в их возрасте, их трудно чем-то удивить, а вот они своими познаниями легко могут привести в замешательство взрослого человека… Поэтому для детей нужно писать по-другому, не так, как прежде. Это правда ровно настолько же, насколько и ложь. В художественной литературе информационная составляющая второстепенна, гораздо важнее – чувственно-эмоциональная сторона, без которой воспитание человеческого в человеке невозможно в принципе. Именно эмоционально-чувственная составляющая психики определяет степень ее самоорганизации, способность к сочувствию и взаимопониманию.

В изнанке мифа обнаруживается колоссальная проблема. Да, наши дети свободно ориентируются в море информации, но, во-первых, она в очень незначительной степени становится знанием (то есть частью внутреннего мира ребёнка), во-вторых, в ней нет смысловой и ценностной иерархии и культуры эмоционального переживания и сопереживания – того, что и воспитывает хорошая литература. А в-третьих, обманчивая доступность информации очень быстро взращивает в человеке душевную лень.

Пойти в библиотеку или кликнуть мышкой в Яндексе – а вы сами что выберете? Если без лукавства – то преимущество у Яндекса. Но ценить полученное вы будете не больше, чем на этот самый «мыший клик». Зачем запоминать, если в любое время можно выйти в Интернет и отыскать всё, что угодно? Зачем сопереживать и осмысливать, если порции свежей информации поступают регулярно? Так постепенно исчезает глубина восприятия, обнуляется память, обесценивается знание. Информационные «удобства» уже оборачиваются большой бедой, а мы едва начинаем понимать, насколько детям сейчас труднее, чем было нам в их возрасте.

Ещё один миф – твёрдое убеждение, что детей надо развлекать. Да, детская литература должна быть прежде всего интересной, но в стремительном развитии ребёнка каждый период имеет свою генеральную задачу: вначале это изучение языка общения (и оно начинается именно с эмоций), элементарное познание мира, затем вовлечение в активное общение и сопереживание, потом формирование культурного кода и картины мира, на основе которых ребёнку предстоит искать взаимопонимания в обществе. А позже – своеобразное испытание смысловой конструкции личности «на прочность», «проверка мыслей и чувств». Причём каждый последующий этап включает в себя предыдущие, и процесс постижения мира многократно усложняется.

Развлечение актуально для взрослых, застрявших в колее обыденности, в узком круге бытовых или производственных проблем. Детям развлекаться некогда – каждый день напряжённо готовит их к будущей деятельности. Развлечение же воспитывает потребителя. И если взрослому после развлечения волей-неволей приходится возвращаться в привычную колею, которая его всё-таки держит в рамках суровой реальности, то ребёнку возвращаться некуда – и он потом развлекается или ищет развлечений всю малоосмысленную жизнь. Детская же литература должна быть увлекательной – увлекать в реальный мир.

Следующий миф – постоянная потребность ребенка в новизне. Мы забыли, что детство – это игрушки любимые, а не каждый день новые, это бесконечное повторение незатейливых игр, главные из которых «дом» и «войнушка» (освоение базовых смысловых моделей построения своего мира и его защиты, с чётким распределением гендерных ролей), это любимые книжки – залистанные, с подклеенными переплётами, зачитанные до дыр. Стремительный поток информации, в который мы бросаем малыша с первых лет его существования, не даёт возможности формирования устойчивых психических структур личности, и в результате мы получаем нечто аморфно-инфантильное, безвольно плывущее по течению, не отвечающее даже за свою жизнь, не говоря уже о близких, коллективе, Родине. Не новизна, а глубина, которую ребёнок может осмысливать, требуется от детской литературы.

Еще один миф – приоритет безграничной фантазии. Благодаря компьютерным играм и разного рода телевизионным реалити-шоу граница между игрой и реальностью опасно сместилась, породив виртуальный мир и втянув в него целые поколения. В виртуальном пространстве – будь то компьютерная «стрелялка» пятидесятого уровня или отвязанное фэнтези – чувство реальности исчезает полностью, а ведь сама реальность вокруг усложняется год от года и технологически, и психологически, и именно в ней повзрослевшему ребёнку предстоит жить и действовать.

Каждый миф упирается в проблемы взрослые, глобальные, решаемые далеко не вдруг. Детской же литературе необходимо как-то обходиться с ними здесь и сейчас, потому что «завтра» для неё находится очень близко. Конечно, у детей более сложная система критериев оценки реальности, и в этом они, безусловно, превосходят нас. Но не наработаны формы взаимодействия с этой реальностью и нет культурного кода, который позволяет находить широкое взаимопонимание с другими людьми, нет культуры переживания высоких и сильных чувств – того, что формирует именно литература.

Поэтому литература для детей должна быть чётко, выверенно нравственной. С первых строчек – помните: «Зайку бросила хозяйка, под дождём остался зайка. Со скамейки слезть не мог – весь до ниточки промок»? – формируются ценностные ориентиры ребёнка, и если мы маленькую личность с не устоявшейся ещё системой ценностей начинаем втягивать в сомнительные взрослые эксперименты с нравственностью – трагедия неизбежна.

Второй немаловажный момент: понятие «детство» включает в себя целый ряд возрастных периодов, сильно друг от друга отличающихся, как уже было сказано выше, и если для маленьких так или иначе пишут многие, тут я могу привести даже такое понятие, как материнская поэзия - это направление у нас в Челябинске, например, разрабатывает поэтесса Нина Пикулева, и в её пестушках, опирающихся на народные традиции, слово неразрывно связано с действием и эмоцией с первых дней жизни малыша и даже раньше, то для подростков художественной литературы трагически не хватает. Это и понятно – нужно иметь большое мужество, чтобы в нашем растерянном, не понимающем себя самого мире серьёзно говорить о жизни с почти уже взрослыми детьми. Другая проблема – те произведения, которые есть и опубликованы, не становятся предметом обсуждения, их образы и герои не встраиваются в культурный код в силу целого ряда причин – небольшие тиражи, отсутствие целенаправленной критики, снижение интереса к книге на фоне компьютерных технологий. Есть где разгуляться «раскрученному» Гарри Поттеру.

Третий момент: литература как самая точная наука о жизни учит в первую очередь глубокому пониманию реальной жизни. Она предлагает юному читателю самые разнообразные жанры по принципу: ложь в форме ради истины в содержании. То есть все фантазийные элементы – место действия, сюжет, герои, обстоятельства и пр., – служат для более яркого и убедительного утверждения вполне реального смысла. Фантазия ради фантазии, так распространённая сегодня, развращает ум и воображение, отдаляет от насущной жизни – то есть наносит реальный вред маленькому человеку.

Четвёртый момент, пожалуй, требует более пространных объяснений. Уровень литературного диалога с ребёнком всегда должен быть достойным – будь то приключения Колобка или рассказы о детях на войне. Но всё чаще наблюдается иное: вполне взрослые авторы, не доигравшие, видимо, в своё время, вдруг начинают писать как бы «для детей», а на самом деле для себя, с позиции уже взрослого опыта. Такие игры со смыслом обычно пронизаны иронией или сарказмом, они изображают мир и людей в нём карикатурно, даже свысока и с презрением. Комплексы взрослых понятны – но почему это адресовано детям? Это, кстати, принцип большинства американских мультфильмов: очевидная карикатурность персонажей, воспитывающая у зрителя чувство превосходства над окружающими.

Тут же обнаруживается и вторая крайность – стихи и сказки, которые пишут своим внукам любящие бабушки и дедушки, ну или просто почтенные дамы, решившие, что у них это очень хорошо получается: серьёзное – никак, а вот для детей – запросто... Сегодня такие книги издаются в огромном количестве, но подавляющее большинство из них по сути не выходит за пределы «домашней радости». Если в первом случае нас категорически настораживает цинизм, то во втором сразу бросается в глаза беспомощная слащавость, и обе беды детству равно противопоказаны.

И, наконец, пятый момент: литература для детей должна формировать начальный культурный код, основу общественного взаимопонимания. Это значит не «больше детских книг!», а широкое распространение лучших: нужно, чтобы их читали и обсуждали в семье и в школе, чтобы образы, мотивы, судьбы героев становились полем широкого взаимопонимания. На это должны работать журналы, книжные серии «для семейного чтения», библиотечные акции…

Мы живём в очень жёсткое время обессмысливания и подмен, и если что-то видим и понимаем в нём, то именно благодаря усвоенным в детстве основам. Каким будут воспринимать мир наши дети? – вопрос остаётся открытым. Диалог с детством надо вести очень серьёзный, это всё больше чувствуют и родители, и писатели. Многие родители хотя бы по диагонали перечитывают книги для своих детей, понимая, что сегодня далеко не всякое чтение полезно. А молодые «детские» писатели всё чаще решаются на серьёзный глубокий разговор с юным читателем: о жизни и смерти, любви и ненависти, подвиге и предательстве... Это обнадёживает, потому что у нас прекрасные собеседники.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика