Ирина РЕПЬЁВА "Впечатления о Четырнадцатом съезде Союза писателей России"

Ирина РЕПЬЁВА  

Впечатления о Четырнадцатом съезде Союза писателей России

 

Около двухсот писателей собрались 21 октября 2013 года в Калуге для участия в 14-ом съезде писателей России. Почему именно в Калуге, легко поймёт любой воцерковлённый литератор. Калужская земля обильно освящена молитвами четырнадцати Оптинских старцев, старицы из села Клыково - матушки Сепфоры, молитвами Шамординских монахинь, святых Пафнутия Боровского и Тихона Калужского… Это по их зову Небо сходит на землю. Им являлась Пресвятая Богородица, показывался и Господь. Да и усажены здешние обители на Калужской почве так часто, что тут чуть ли не монастырь с монастырём колокольным звоном перекликаются. Это радостный уголок России.

И что ни святой - то книги о нём, духоносным словом которых окормляются не только калужане, но и сотни тысяч паломников из других областей нашей страны, из зарубежья. Именно проникновенное слово русских святых привлекало к здешним монастырям и Николая Васильевича Гоголя, и Фёдора Михайловича Достоевского, и Константина Николаевича Леонтьева, и Льва Николаевича Толстого, и семью славянофилов Киреевских, и Льва Александровича Кавелина.

 

 

 

Поэтому когда «Литературная газета» делает наивные глазки и удивляется тому, что съезд проходит именно в Калуге, её авторы являют миру своё духовное невежество. Им, получается, и в голову не приходит, что уже от одного прикосновения к благодати Оптиной пустыни, может измениться к лучшему состояние сердца даже очень грешного человека. Ведь тут священнодействует Бог! Доверься Ему, русский писатель, и твоя личная судьба, судьба русской литературы будет зависеть не столько от решения тех или иных чиновников, политиков или литературных генералов, сколько от Благословения Господня.

Вот главная цель многих писателей, собравшихся на своём 14 –ом съезде, - пригодиться своими произведениями не только своей стране, но и угодить ими Богу. И в этом все мы: православные, мусульмане, буддисты - едины, у нас общая задача. Да и враг у нас сегодня один. Та самая колониальная, антироссийская политика, которая всем нам, независимо от нашей национальности, не даёт возможности донести наше почвенническое слово до народа. Чинит препоны в духовном окормлении нации.

По счастью, губернатор Калужской области Анатолий Артамонов хорошо понимает, насколько близко соприкасаются в жизни Слово служителя Церкви и Слово писателя. Открывая съезд, губернатор сказал: «Сегодня много говорят об идеологии. На самом деле нам её уже давно преподали – в Библии. Важно, что вы своим творчеством двигаете общество к добру, миру и согласию. Надо, чтобы вас услышали, чтобы будущие поколения воспитывались на главных наших ценностях».

Слушаешь это, и наряду с уважением к губернатору, возникает недоумение: почему же главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков не видит, что мы, писатели, двигаем своим творчеством общество не куда-нибудь, а именно «к добру, миру и согласию».

 

После событий октября 1993 года находилось даже немало фигур либерального лагеря, которые не стеснялись назвать русских писателей «красно-коричневыми», пытаясь изобразить нас фашистами. А сегодня бросились в другую крайность: не обращая внимания на наше творчество, обвинять нас в мелкой борьбе за несуществующие «писательские дачи».  Хотя именно Юрий Поляков и приватизировал государственную дачу в Переделкино. Выходит, что у кого болит, о том он и говорит?   

 

Председатель Издательского Совета Русской Православной Церкви, митрополит Калужский и Боровский Климент, говорил на съезде о том, что «слово человека изначально имеет духовную природу. Само происхождение его – Божественное».

И это не пустые слова. Любой писатель именно через своё слово наполняет свои творения тем или иным духом. Слово писателя может быть как от Бога, так и от дьявола. Всё зависит от того, какой дух несёт в себе человек. «Образ Божественного творческого слова усваивается людьми в той степени, в какой человек развивает в себе образ и подобие Божие», – говорил владыка Климент. «У первочеловека Адама главной функцией слова было Богообщение». Таково истинное назначение слова. «Однако с грехопадением прародителей слово человека также пало и извратилось. Появление литературы, как важнейшего фактора формирования личности человека, связано с дальнейшей эволюцией слова. С одной стороны, оно стало обслуживать интересы отдельных сообществ людей и общества в целом, все дальше уходящего от Бога, с другой – сделалось формой и способом восстановления Завета человека с Богом».

Так понимает предназначение писателя Церковь. Да так же понимаем это предназначение и мы, собравшиеся на Четырнадцатом съезде, поскольку считаем, что главная задача наших писаний, как это было и раньше на Руси, - «развивать у человека устремлённость к Добру».

Вне Церкви, вне понимания Божественного происхождения Слова, по мнению владыки, может существовать только «коммерциализация литературы, приравнивание художественного слова к продукции и товару, реализуемому в рамках рыночной экономической системы». А это приводит к «кризису влияния литературы на общество».  

Разве не к коммерциализации Слова призывали нас оппоненты СПР в предсъездовской дискуссии? Разве не к тому, чтобы мы засунули свою совесть куда подальше и рыскали исключительно в поисках денег и того шаткого «успеха», когда современный писатель  вместо Истины подаёт своему народу ложные ценности, в рамках которых происходит и расчеловечивание самих читателей?

Можно служить своему народу и без оглушительного «коммерческого успеха.» В Царство Небесное идут узким, а значит, трудным путём. И хотя федеральные власти перестали заботиться о том, чтобы народ наш был, как раньше, начитанным, литераторы продолжают служить Слову не только в Москве, но и во множестве других регионов нашей страны. Поэтому, ещё до открытия съезда, встретили нас в вестибюле длинные ряды стендов с книгами местных прозаиков и поэтов.   

 

Процитирую только одно стихотворение, из книги калужского поэта Вадима Терёхина, посвящённое его дочери:

              Ты кричала в трубку телефона

              Из роддома, спящего в снегу:

              - Папочка, я больше не могу!   

              И пространство лопалось со звоном.

              Таяла промёрзшая земля.

              Человек рождался во Вселенной

              Помощью от Ксении Блаженной

              В светлый день шестого февраля.

              На окно мороз ложился вязью.

              Иссыхала дёрганая ночь.

              И никак нельзя тебе помочь…

              Я молил: «Скорее, стань же мамой!» -

              В церкви, понимая, что из храма

              Можно докричаться до Небес.  

Любой многолюдный писательский съезд – это возможность увидеть современную литературу в лицо, и это лицо запомнить, полюбить, а то и понять, чем мы можем пригодиться и помочь друг другу. Ведь нашу взаимопомощь, взаимоуважение не в состоянии отнять у нас никакая богоборческая власть.      

 

Поэты: Сергей Иванович Котькало (Москва) и Любовь Кимовна Мирошникова (Краснодар)

(Справа налево) Александр Кердан, Анатолий Кирилин, Юлия Нифонтова, Любовь Мирошникова 

Открытие съезда. Губернатор А. Артамонов (слева), В.Н. Ганичев (в центре), митрополит Климент и Станислав Куняева  (справа)

«Литературная газета» накануне съезда как-то очень уж цинично заостряла проблему возраста Председателя СПР, находя «геронтократию» «подлинным тормозом», якобы «не дающим Союзу писателей развиваться». Но так это только в глазах безбожных оценщиков современной литературы, которые смотрят в будущее плотски, а не духовно. Бог-отец, Творец Вселенной, несомненно, будет постарше В.Н. Ганичева, но почему-то не потерял своего творческого потенциала. А уж куда завёл нашу страну «молодой» генсек Горбачёв, об этом лучше и не вспоминать: настроение начнёт падать.

Дело отнюдь не в возрасте, а в сохранении той самой «русской всемирности», которую так любит планетарная интеллигенция самых разных стран нашей планеты. Именно эта, взращённая на христианстве, сострадательная, мудрая всемирность и сделала классиками мировой литературы Чехова, Гоголя, Достоевского, Гончарова, Пушкина. В чём их тайна? Да в том, что они получали свои богатые литературные образы и идеи из православия, а Силы Небесные становились их сотворцами.

Имел ли коммерческий успех А.С. Пушкин? Да когда он издал своё главное произведение – трагедию «Борис Годунов», он с трудом смог продать около  тысячи экземпляров. Чем величественнее труд писателя, тем сложнее он для понимания. Вот публика и требовала от зрелого Пушкина упрощённого чтения, к которому успела   привыкнуть, читая его романтические поэмы. Вместо «коммерческого успеха», наш  великий поэт и мыслитель получил оскорбительные намёки на то, что он, дескать, «исписался». Но от этого Пушкин не перестал быть Пушкиным.     

Сегодня проще всего для писателя – пылко звать народ «на баррикады», к очередной революции. Нисколько не думая о сложности и хитросплетениях современной политики, о том, что революция сегодня может быть не творческим состоянием масс, а всего лишь войной секретных служб, перевертышей, обманщиков и конспирологов.

Господь ждёт от нас не участия в революциях, а послушания Его Воле. Только в этом случае у нас будет возможность сохранения и утверждения России как Третьего Рима, как империи, и империи преимущественно православной.

Византия пала в середине пятнадцатого века именно потому, что стала существовать по тем же либеральным канонам, которые предложены были нам в начале 90-х годов. Став торгашеским, дух византийского общества изгнал из душ людей Дух Святой. Есть историческое свидетельство того, как вспыхнув перед падением Византии, главный храм Константинополя – Святая София в последний раз озарился среди ночи сиянием Святого Духа, а потом Святой Дух прилюдно покинул храм навсегда и ушёл в Небо.  

Те, кто жаждет сесть на место Председателя СПР в будущем, должны спросить себя, а не заведут ли они нас, писателей, в тупик торгашеской, опасной без-Духовности.

Я не случайно делала, и делаю акцент, на религиозности писателя. Литература, которая описывает только видимый плотский мир, наполовину слепа. А сегодня она вообще унылая, потому что художники остались не только без сапог, но и без надежды на то, что эти сапоги могут появиться у них завтра. Радостна только та литература, которая несёт в себе частицы Святого Духа. Бог вечен, значит, и писательские труды, которые служат Богу, останутся на Небесах и на Земле навечно. А то, какой именно дух несёт в себе писатель, видно даже по образу его жизни. Среди тех, кто служит плотскому, немало отчавшихся, страдающих, плачущих, несчастных и гибнущих.  

Дух Святой – это Дух творческий, которым творится сам наш мир. Потому проблема будущего для СПР связана не столько даже с умением наполнять кошельки писателей деньгами, сколько с умением видеть духовный корень Добра и Зла, корень самой Русской Жизни. Если ты близ Добра, то всё остальное приложится Самим Богом.

Мои слова – это внутернний отклик на выступление митрополита Климента.

Русскому человеку - нашему читателю всегда было мало - жить богато. Ему всегда хотелось и духовного подвига. Православие, своей аскетикой, готовит из простого человека Героя, который способен не есть, не пить, не спать, девятеро суток сражаться с врагом, а потом прижаться к родной земле грудью и получать из неё силы. А когда трое или десятеро выходили против такого героя, то по его молитве спешили к нему на помощь и Силы невидимые, Небесные. Тот, кто живёт с Богом в душе, верит в «Русское Чудо», в то, что Россия способна подняться даже из пепелища. Такое в нашей истории было и раньше. Произойдёт и сегодня.

На Четырнадцатом съезде СПР писатели потому и проголосовали за В.Н. Ганичева, что в нём, даже при его немолодых годах, чувствуется сила - непподдельная, богатырская, размах ума, богатство знаний. Есть это и во Владимире Крупине, и в Станиславе Куняеве… Именно потому с ними и связывались на съезде предложения возглавить руководство Союзом. Правда, Станислав Куняев сказал, что он на полтора года старше Валерия Николаевича и слишком занят своим журналом, а Владимир Крупин практически отказался от места рабочего сопредседателя  по той же самой причине.

Выступает Владимир Бондаренко

 

У микрофона Станислав Куняев

Оно и понятно: тяжела ноша, если относиться к посту Председателя правления СПР серьёзно. Если же смотреть на неё просто как на «кресло», в котором можно главным образом есть, славить себя и пить, то сгодится любой временщик.

На съезде выступали и Иван Переверзин, и Владимир Бояринов, довольно откровенно дававшие понять, что они не прочь сделаться руководителями писательского Союза, но вопрос о голосовании по этим кандидатурам так и не встал.

Альберт Лиханов

Сопредседатель В.Н. Ганичева по СПР Альберт Лиханов больше говорил о насилии над детьми в семьях в нашей стране, чем о развитии самого писательского Союза.

Поэтому всё и оставили как есть: Валерия Николаевича Ганичева - на посту Председателя СПР, а Геннадия Викторовича Иванова - на посту первого секретаря Правления.

Уже вернувшись в Москву, увидела я на сайте «Литгазеты», в комментариях под статьёй «Пора и честь знать!» чью-то жалобу на то, что, дескать, делегаты съезда вынуждены были спать по пять человек в одном номере. Всем мест в гостинице не хватило. Но ведь приехали-то не отдыхать, не спать. Я жила в номере, где за три ночи сменилось семь писательниц. Но как-то так вышло, что все мы были интересны друг другу. Ничто не мешало знакомиться и общаться.

Одна из моих соседок оказалась женой писателя Николая Воронова (р.1926). Другая – талантливой алтайской поэтессой и прозаиком Юлией Нифонтовой. Третья, Татьяна Воронина, главой «Литгазеты» Украины. Всё более чем достойные люди. Мы все перезнакомились, было с кем обменяться мнением о пережитом, поэтому и не скорбели о неудобствах. Комната была большой, места много. Кормили сытно. Горничные приветливы. Чего ещё надо в гостиничном быте?

А особую радость у всех вызвал даже не приём у губернатора, которого, конечно, можно только благодарить и благодарить, а мероприятия духовного свойства: выступления перед читателями, знакомство с городскими достопримечательностями и поездка в Оптину пустынь.

Уральский поэт Александр Кердан

23 октября с утра все участники съезда разъехались на многочисленных маршрутках по ближним и дальним районам Калужской области для выступлений перед читателями. Как рассказывала Юлия Нифонтова, которая отправлялась в составе большой писательской делегации в г. Тарусу, она была в восхищении от этого литературного города, а встречавшая писателей сторона – от состава участников.

Интерес провинциальной России к московским и немосковским писателям – членам СПР огромен и не подделен. Поэтому, когда говорят, что народ наш перестал интересоваться русской книгой, русской мыслью, потерял любовь к русскому слову, надо воспринимать эти заявления как подрывную работу, как часть информационной войны, направленную против нашей страны. Эти слова – всего лишь оправдание для тех чиновников, которым надо во что бы то ни стало возложить свою вину на народ, оправдать своё пренебрежительное, а то и ненавистническое отношение к Союзу писателей России, нежелание выделять деньги на наши книги.

Кроме того, одно дело – почвенническая литература и совсем иное – напичканная гнилыми либеральными смыслами. Русская же современная литература подобна зеркалу, которое замечает не только красоту нашего народа, но и его страдание, мечты, радости, его силы.

Наша группа детских писателей поехала в Калужскую областную библиотеку. И тут меня ждал сюрприз. Оказывается, библиотекари заказали в издательстве «Аквилегия-М» мои книги. Библиотекари встречали нас чаем и печеньем. Но в зале уже собрались пятиклассники, и потому мы заторопились к ним. Ребята аплодисментами встретили стихи иркутского детского поэта Юрия Баранова, краснодарскую поэтессу Любовь Мирошникову. В фонд библиотеки были переданы книги детских стихов и рассказов Елены Петеляйнен, мои сказки. Вёл встречу известный орловский издатель Александр Лысенко («Вешние воды»). А замечательный поэт из Кабардино-Балкарии Абдуллах Бегиев (г. Нальчик) предоставил ребятам возможность услышать, как звучит пушкинская «Сказка о царе Салтане» на родном для него языке. Он сам её и перевёл.   

Настроение ребят, их открытость видны и по этой фотографии

В советское время наши книги давно бы уже стояли на полках этой и других библиотек. Но сегодня, когда детский писатель беден, ничего не зарабатывает на своих произведениях, с трудом и бессистемно их распространяет, библиотекарям остаётся знакомиться с новыми авторами только на таких встречах, которые происходят в рамках фестиваля русской литературы, пленумов, праздников и съезда.

Детские писатели возле памятнику Петру и Февронье

После выступлений писатели отправились в центр Калуги, где нам была показана историческая часть этого древнего города. Именно здесь находился дом губернатора Смирнова, жена которого Александра Осипова Россет  была добрым другом Н.В. Гоголя: познакомились они на даче у Жуковского, Гоголя представил Александре Осиповне Пушкин. Во время своего приезда в Калугу Николай Васильевич жил во флигеле, неподалеку от летнего дома Смирновых и совершал прогулки в центр Калуги, в  Гостиные (ныне восстановленные) ряды.

В Калуге писатель начал работу над вторым томом «Мертвых душ». В последние годы жизни Гоголя Александра Осиповна хлопотала о назначении ему пенсии, поддерживала его во время болезни.

В краеведческом областном музее Калуги, в бывшем доме купца И.М. Золотарева, построенном в 1805 – 1808 гг., сохранилось перо Гоголя, которым и писались, по- видимому, «Мёртвые души». 

Увидели мы и здание, в котором останавился, а потом был убит Лжедимитрий Второй. Где-то на территории нынешнего парка культуры и отдыха и закопаны его останки. Рядом расположен Троицкий кафедральный собор, в которой мы просто не могли не войти. Здесь находится чудотворная икона Калужской Божией Матери, явленная нашему народу в 1812 году, во время битвы под Малоярославцем.   Здесь мы и оставили цветы, подаренные нам библиотекарям. Дело в том, что 23 октября – день памяти старца Амвросия Оптинского, а 24 – Собор всех Оптинских святых. К слову, в этот день Святейший Патриарх Кирилл тоже посетил Калужскую землю, Иоанно-Предтеченский Скит Оптиной.  

      

В келье преподобного Амвросия. 23 октября 2013 г.

Делегаты и гости писательского съезда прибыли в Оптину 24 октября. С огромной радостью и огромными ожиданиями подошли мы к воротам монастыря.

Так получилось, что я вернулась из Оптиной накануне, в воскресенье. И вот опять здесь. Но и за последние несколько дней произошли здесь изменения. Открыли после реставрации Введенский храм. Перенесли в него, на прежнее место, из Казанского храма саркофаги с мощами старцев Амвросия и Нектария.

В Введенскую церковь, в честь которой назван и сам монастырь, сразу же устремился питерский прозаик Юрий Серб с товарищем. И рассказывал потом мне, довольно улыбаясь, что ему удалось приложиться не только к мощам, но и к витрине с вещами батюшки Амвросия, которая расположена под его огромной и тепло написанной иконой.

А вот детская поэтесса Любовь Мирошникова с подругой побывала во Владимирском храме монастыря, где началась в эти часы Божественная литургия. Здесь же пребывают мощи многих Оптинских старцев, в том числе Варсонофия, о котором я уже писала. Мы, было, с Юлией Нифонтовой и Анатолием Кирилиным, настроились на то, чтобы соприкоснуться с мощами этого великого старца, но с трудом пробились сквозь часто стоявшие ряды молящихся только к раке святого Илариона (изгонявшего бесов) и одного из двух Анатолиев Оптинских. Но и эта духовная встреча была столь трогательна, что на наших глазах заблестели  слёзы.

Рядом с Владимирским храмом находится часовня новомучеников Оптинских. И здесь можно было не только поклониться их мощам и Кресту, но и получить помазание освященным на их могилах маслом, написать записки, обращённые к о.о. Василию, Ферапонту и Трофиму. Считается, что они очень скоро оказывают верующим помощь. Это действительно так.

Я вернулась в Введенский храм и, пользуясь тем, что он не был в этот час переполненным, села напротив иконы Божьей матери и помолилась Ей. Ощущение было таким сильным, будто бы я читала молитву в присутствии самих Небесных Сил. Да возможно, так оно и было. Ведь Оптина смерти не знает.      

Потом прошла к месту первоначального захоронения старцев Льва, Амвросия, Макария и сфотографировала плиты и кресты, поставленные здесь.

Тут встретился мне и Геннадий Викторович Иванов, который проводил свою экскурсию по Оптиной, показывая наиболее памятные места неизвестной мне писательнице – гостье съезда. Находить единомышленников – это, пожалуй, одно из самых радостных событий съезда. Находить их и среди живых писателей, и среди тех, кто уже перешёл в мир иной. В Оптиной есть могила церковного писателя 19-20 веков Агапита Беловидова (Андрея Ивановича, 1842 - 1922) – автора жития Троекуровского затворника Илариона, старца Амвросия, кратких жизнеописаний всех, похороненных на скитском кладбище. Это его церковным словом  окормлялись все последние старцы Оптиной: преподобные Варсонофий, Анатолий (Потапов), Нектарий, Никон. По свидетельству старца Нектария, архимандрит Агапит предрекал страшные революционные события и будущее разорение обители. К сожалению, о судьбе и творчестве этого русского писателя вам не расскажут в школе. А ведь его книги – настоящее сокровищница святоотеческой философии.

Кому-то кажется, что православие может только разъединять народы нашей страны. Конечно, это не так. Иначе бы поэт Абдуллах Бегиев, зайдя со мной в кафедральный собор в Калуге, не подарил бы мне от всей души книгу о. Тихона Шевкунова «Несвятые» святые». Да и себе бы её не купил. Православие – тайна того механизма, который соединял разные народы нашего общего Отечества в тысячелетнюю Российскую империю. Это тайна и нашего будущего. Думаю, что чем более воцерковлён русский человек, тем он явственнее осознаёт, зачем дано ему было Богом столь огромное государство, как им управлять.

Русских осталось где-то около ста миллионов, и мы это воспринимаем как трагедию. Но столько же нас было и сто лет тому назад, когда мы владели гораздо большей территорией. И мы спокойно и бесстрашно управляли Россией. Почему же сегодня мы близки к панике и кричим, что «вымираем»? Думаю потому, что Бог пока что далеко не со всеми. В уныние впадают, прежде всего, неверующие. Ну а те, у кого в сердце Бог, знают, что пока Он с нами, наша страна не окажется, без помощи Свыше.

 

Награждение Станислава Кунеева, уроженца Калужской земле медалью «За заслуги перед Калужской областью» 2-й степени. (Слев) поэт Вадим Терёхин, (в центре Станислав Куняев, (слева)  Анатолий Артамонов

Что касается съезда, то на нём ни разу не прозвучало провокационное: «Россия для русских!» или «Хватит кормить Кавказ!» Напротив, судя по добрым и уважительным улыбкам и рукопожатиям, на съезде не было, как говорится, «ни эллина, ни иудея». Это был съезд самого радостного единения. Единения в духе.

А в это время читатели «Литгазеты» изгалялись, сочиняя, например, такие комментарии к съезду: «вместо ганичева меня поставьте, и я вколочу последний гвоздь в крышку гроба СП. будете помнить меня».

   

 

Выступает Владимир Крупин

Поэт Игорь Тюленев (г.Пермь)

Владимир Крупин и Ирина Репьёва

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика